ВС РФ: споришь с налоговой — забудь про сроки давности по «субсидиарке»

Спор с налоговиками в суде, позволивший отсрочить введение процедуры банкротства, нужно расценивать как недобросовестное поведение, следует из определения Верховного суда РФ No 308-ЭС17-21222 по делу бывших руководителей ЗАО «Орбита». Фактически определение ставит знак равенства между недобросовестностью и оспариванием в судебном порядке претензий кредитора.

Сергей Клименченко уже два года и два месяца не являлся генеральным директором «Орбиты», когда Арбитражный суд Краснодарского края 27 мая 2014 года принял заявление налоговой службы о банкротстве этой компании. Действовавшее в тот момент регулирование устанавливало двухлетний период подозрительности, за действия в пределах которого контролирующие должника лица несут субсидиарную ответственность. Тем не менее, когда дело дошло до привлечения к ней по долгам «Орбиты», составляющим 1,13 млрд рублей, он оказался в числе тех, кто, по мнению налоговой, заключал мнимые сделки ради необоснованной налоговой выгоды, и, значит, должен платить.

Первая инстанция и апелляция согласились с этим, с Клименченко было взыскано 9,46 млн руб. Однако Арбитражный суд Северо-Кавказского округа освободил бывшего менеджера от ответственности — как раз на том основании, что его полномочия прекратились до начала периода подозрительности. Его нельзя отнести к субъектам субсидиарной ответственности, предусмотренной законом о банкротстве, сделала вывод кассационная инстанция.

Однако у судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ на этот счет оказалось другое мнение. В кассационном определении, опубликованном 16 мая 2018, судьи обратили внимание на то, что именно в период полномочий Клименченко — 3 августа 2011 года — «Орбита» инициировала судебный процесс по делу о доначислении 1,15 млрд руб. налогов и штрафных санкций, который затянулся до 7 февраля 2014 года.

Из определения суда следует, что его активные действия создали ситуацию, при которой налоговый орган не имел вступившего в силу решения суда о взыскании налоговой задолженности и, соответственно, не мог своевременно инициировать возбуждение процедуры банкротства должника. При этом дополнительно судьи указали, что возникшие из-за действий данного руководителя препятствия существовали более продолжительный период времени, чем тот, на который прекращение полномочий отстоит по времени от начала двухлетнего периода, предшествующего дню возбуждению дела о банкротстве.

В результате Судебная коллегия по экономическим спорам (СКЭС) ВС РФ пришла к выводу, что Клименченко изменил начало течения подозрительного периода в свою пользу. Следовательно, бывший гендиректор не может рассматриваться в качестве субъекта, имеющего правомерные ожидания оградиться от применения мер субсидиарной ответственности по мотиву позднего возбуждения производства по указанному делу. Ссылки Клименченко на двухлетний срок в этой ситуации нужно расценивать как злоупотребление правом, запрещенное статьей 10 Гражданского кодекса (ГК) РФ, следует из определения.

Соответствующее возражение бывшего гендиректора «Орбиты» было отклонено, постановление окружного суда отменено, а апелляционного — восстановлено в силе.

Полный текст определения.

Ваш комментарий:

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *